Выпускники Хесрсонского мореходного училища ММФ и морского колледжа ХГМА
Сегодня:
ГЛАВНАЯ   РЕГИСТРАЦИЯ   ФОТО   КПС    ПОИСК
                 
ГОСТЕВАЯ   ВЫПУСКНИКИ    ВИДЕО    ПРОЗА    ССЫЛКИ
send message

          Поделиться в социальных сетях:

 

Топ-100

Главная • Проза • Александр Фомин - "Море и судьбы (на волне моей памяти)" (11)

A
B
 

Глава V
Друзья, товарищи, выпускники, родственники

             Это самый трудный раздел моих воспоминаний. Выпускников были тысячи и многих из них я знал лично и общался довольно часто. Товарищей были сотни и все они отложились в моей памяти и моем сердце. Друзей были десятки и все они плотно и надежно окружали меня на разных этапах жизни, помогали, советовали, спешили за моей помощью и никогда не предавали друг друга.
             Я это подчеркиваю, ибо понятия «морская» дружба, «мужская» дружба для моего поколения было не просто понятием, а живым воплощением взаимного уважения, преданности, обязательности, ответственности и, конечно, взаимной помощи и любви. Без пафосных слов, без взаимных клятв и заверений морская дружба рождается и проходит через всю жизнь чистым родником немногословных душевных обязательств, умением почувствовать, угадать, кто в какой помощи нуждается и прийти, позвонить, написать письмо именно тогда, когда это надо, не требуя взамен ничего. Здесь нет места отношениям «ты мне – я тебе».
             Здесь уровень намного выше и он связан только с высотой душевного подъема и душевного развития каждого человека. Истинная морская дружба проходит через всю жизнь, а с уходом каждого из нас переходит на наших жен, детей и внуков.
             Это, прежде всего, мои одноклассники по школам - Гарри Жиренкин, Володя Тюрюмин, Борис Барулин.
             Это мои одногруппники по училищу - Володя Збродов, Эдуард Нигрей, Борис Медведев, Юрий Мельник, Николай Альбаев, Александр Бардадым, Валерий Игнатьев, Вадим Козлов, Владимир Ерисов, Юрий Ермоленко, Валерий Акулов.
             А это друзья с других курсов и специальностей – Олег Ванденко, Анатолий Веретеничев, Вадим Паньшин, Валерий Шарапинский, Дмитрий Веденикин, Анатолий Вербицкий, Александр Вербицкий, Анатолий Корж.
             Это друзья по работе – Валентин Пономаренко, Валентин Синько, Игорь Беляев с женами, Анатолий и Инна Скрипник, Владимир и Татьяна Бычковы, Анатолий и Валентина Скрипниченко, Юрий и Людмила Понамаренко, Геннадий и Валентина Грецовы, Виталий и Екатерина Харламовы, Иван и Мария Ларионовы.
             Хочу отметить ряд из названных друзей, с которыми я и моя семья наиболее часто и эффективно контактировали в силу особого расположения и предоставленных жизнью возможностей. Это Володя Збродов и Эдик Нигрей, Валентин Пономаренко и Валентин Синько и их жены. Это Инна и Анатолий Скрипник, семьи Скрипниченко и Понамаренко из села Станислав Белозерского района и семья Бычковых из села Абрикосовка Цюрупинского района.
             Наиболее близкими друзьями были Володя Збродов и его супруга Валентина, Эдик Нигрей и его супруга Алла. Вместе мы получили дипломы в августе 1954 года. В этом же месяце все поженились. Эдик вместе с семьей всю жизнь прожил в Измаиле Одесской области, работая механиком, старшим механиком на судах Дунайского морского пароходства, а последние годы в должности начальника отдела ГСМ (горюче-смазочных материалов) этого же ведомства. Не скажу что часто, но почти ежегодно виделись, созванивались, принимали живое участие в судьбе наших детей. Оба сына Нигрея закончили наше училище и плавают механиками в родном пароходстве. Поступил в нашу мореходку и его внук, но, к сожалению, не удержался в курсантской среде, закончил курсы мотористов и плавает на судах флота в рядовых должностях.
             Более тесные контакты у меня были с Володей Збродовым. Уроженец Алатыря, из Чувашии, русский до мозга костей, он любил гитару и знал множество русских народных песен и романсов от «темно-вишневой шали» до ямщицкой «это было давно, лет пятнадцать назад, мчал я девушку трактом почтовым». Пел он народные и лирические песни и в кубрике, и в парке, и со сцены нашего актового зала. И, конечно, на всех праздниках и у себя, или у меня дома, которые мы встречали вместе, в теплой компании друзей. А мы ему подпевали.
             Это было настолько красиво и душевно. Когда мы переехали в большую квартиру на улице Карла Маркса и справляли новоселье, то соседи на другой день принесли нам песенники, чтобы мы разнообразили репертуар и доставляли жильцам удовольствие. Естественно, пели мы в дозволенное время, не допоздна и спать никому не мешали.
             С Володей у нас был общий язык, общие взгляды на семью и детей, на жизнь и работу. И, как говорится, жили и росли рядом, вместе делили радости, вместе преодолевали горести. К сожалению, и Володя, и Валя ушли из жизни раньше нас, за пять-семь лет до ухода моей Джеммы. Из четверых я остался один с двоими своими сыновьями, и с сыном Володи Алексеем. Кстати, он тоже закончил нашу мореходку и плавал долго радистом в Черноморском пароходстве, а с ликвидацией этой должности (напрасной) переучился и плавает штурманом.
             И вот ведь судьба, и Володя, и Валя были крепче и здоровее нас с Джеммой. Они ничем не болели, кроме простуды, не лежали в больницах, ничем не злоупотребляли. Но Володю подкараулила злокачественная опухоль, а Валя упала на кухне, повредила позвонки и последние пять лет жила, практически, без движения, не вставая с кровати, и, к сожалению, не сильно борясь за жизнь.
             Как несправедлива судьба, что преждевременно отняла у меня жену и лучших друзей. Но жизнь продолжается. И лучшим ответом на ее капризы и удары будет память о тех, с кем жил, общался, работал. И храни, Господь, тех, кто еще жив, помнит и живет надеждой и верой в будущее, не забывая любви и дружбы в прошлом.
             В училище, когда я работал комсоргом, учился в группе механиков-дизелистов Валентин Пономаренко, которого ребята избрали группкомсоргом и он, таким образом, вошел в круг моего актива. Учился хорошо, закончил, получил диплом и плавал механиком, но утерял паспорт моряка и, побоявшись последствий, уволился из пароходства и трудоустроился в проектно-конструкторский технологический институт инженером-конструктором, закончив перед этим заочно Одесский институт инженеров морского флота ОИИМФ, так он тогда назывался.
             Будучи начальником судомеханической специальности, и по согласованию с начальником училища Ивановым, я пригласил его на преподавательскую работу в училище и он с радостью согласился. А я с радостью констатирую, что в нем не ошибся. Он хорошо заменил меня на моей должности (я ушел в замполиты), много сделал для развития материальной базы и создания действующей судовой дизельной лаборатории. Вместе с Ивановым написал учебное пособие по эксплуатации судовых двигателей, выдержавшее три издания в издательстве «Водный транспорт».
             Мы дружили с ним не только по работе, но и семьями. Часто бывали друг у друга в гостях, обменивались сувенирами, которые привозили из-за границы, плавая с курсантами-практикантами на судах ЧМП и учебно-производственных судах Одесской государственной морской академии. Знал я близко, а моя жена дружила с его второй женой Татьяной и дочкой Инной. Мы даже на отдых в Карелию к моей сестре ездили вместе с детьми двумя машинами. Была у меня с ним и серьезная размолвка.
             Он разводился с Татьяной и женился на нашей сотруднице Галине. Кстати, хорошая женщина, отлично работала и выглядела, была общительной и, в-общем, благоразумной. Но подвела любовь, а против нее нет противоядия, даже в моем лице, лице друга и вдобавок секретаря парткома, блюстителя нравственности. А он в парткоме был моим заместителем. Естественно, райком партии настоял, чтобы его переизбрали и вывели из состава парткома. Тогда ведь это считалось (то есть любовь помимо жены) чуть ли не преступлением.
             Конечно, произошел серьезный разговор на уровне нервных срывов и дружба на пару лет замолкла. Но умолкнуть не могла. Благодаря его новой жене, мы снова сошлись и я уже только на его могиле сказал все то, что о нем думаю. Естественно, это было только хорошее, он в действительности был талантливым и работоспособным человеком и с Галиной представлял великолепный тандем семейных уз.
             Не могу обойти стороной и еще одного друга – Валентина Андреевича Синько. Вначале я его знал больше понаслышке – он работал комсоргом медицинского училища, в котором работала моя жена. Она отзывалась о нем, в целом, хорошо, но критиковала на партийных собраниях за вывихи в рядах молодежи. А они, эти вывихи, были и у нас, среди юношей, и у них, о чем я не подозревал, среди девушек (парней в медучилище было мало). Далее жизнь пошла по такой спирали. Комсомольский друг Синько, Владимир Федорович Ходаковский, стал первым секретарем обкома комсомола и забрал Валентина Андреевича на работу в аппарат обкома.
             Прошли годы. С парусного барка «Товарищ» уволился под нашим нажимом очередной помполит, то есть первый (не путать со страшим) помощник капитана. Мы с Атаманюком задумались – не каждый моряк (а тогда в помполиты брали только моряков) может быть хорошим политработником. А некоторые и не хотят им быть, а некоторым и противопоказана эта работа. И мы решили позвонить в обком комсомола. Атаманюк не любил эти переговоры. Говорит, ты политработник – тебе и карты в руки.
             Позвонил я первому секретарю обкома комсомола В.Ф.Ходаковскому. он внимательно меня выслушал и сказал, что поможет и завтра мне перезвонит. Ходаковский был кандидатом в члены бюро обкома партии и его слово было твердым и вполне выполнимым.
             На другой день он предложил нам первым помощником В.А.Синько. Пришел молодой энергичный парень, готовый взяться за любой гуж. Мы с ним побеседовали, предложили написать заявление и отправили знакомиться с капитаном парусника Ванденко О.П.
             Ванденко принял его хорошо. Предложил за год выучить устройство судна и морскую терминологию. Так родился новый моряк в Советском Союзе. Моряк, хоть и без морского образования, но суть дела усвоил, став доверенным лицом капитана. Десять лет он работал на нашем судне, пока ему не предложили возглавить партийный комитет училища и заочное отделение.
             После меня секретарями парткомов традиционно выбирали начальников заочного отделения (Атаманюк В.Ф., Качалов А.В.). Cчиталось, что на этой должности нет таких перегрузок, как с курсантами стационара, ибо заочники – это взрослые настоящие моряки, знали, зачем пришли в училище и к учебе относились серьезно.
             На заочном отделении и в парткоме Валентин Андреевич работал ударно и ушел с этих должностей только тогда, когда была ликвидирована КПСС и секретарь обкома партии Ходаковский был приглашен начальником училища Ванденко О.П. на должность начальника заочного отделения, а Синько перевели на должность начальника радиотехнического отделения. Как администратор, он был на месте и умело управлял коллективом курсантов и преподавателей отделения, добивался изменений в лучшую сторону по части модернизации материальной базы, укрепления дисциплины и повышения успеваемости.
             Дружеские контакты у нас продолжались все это время, хотя и не так часто, как хотелось бы. Мы потихоньку старели, работа и задачи усложнялись, мы стали больше уставать и после работы уже не было сил на посиделки и все стремились по домам, к семьям, книгам (а читать мы очень любили) и телевизору.
             А когда умерла моя Джемма, то Валентин Андреевич взял на себя всю главную ответственность за похороны от прощания в медучилище и отпевания в церкви, расположенной рядом с нашим училищем по улице Перекопской, до захоронения на центральном кладбище города Херсон в поселке Камышаны и соответствующих поминок в день похорон, на девять дней и на сорок дней. И я ему за это бесконечно благодарен.
             Преданным другом, хоть и влюбленным в мою жену, был и Дима Веденикин, к сожалению, рано ушедший из жизни от воспаления легких, и коллеги по работе Г.Г.Грецов, И.Д.Ларионов, В.Г.Харламов, И.Г.Беляев, А.К.Корж, Б.Н.Иванов, капитаны И.Г.Герасименко, А.Г.Григорьев, В.С.Сотников, и коллеги по учебе братья Александр и Анатолий Евгеньевичи Вербицкие и Борис Максимович Персианов, будущий генерал-майор и глава областного управления внутренних дел и работники горкома партии, выпускники училища Мартынов В.Е., Маркобок П.П. и мэры нашего города, тоже выпускники, Калиничев Н.А., Масенков В.П. и будущий губернатор Александр Вербицкий.
             Нашими преданными семейными друзьями были Владимир Бычков, директор совхоза «Радужный» Цюрупинского района, с женой Татьяной, которые всегда навещали нас по праздникам и дням рождений. Такими же искренними и последовательными друзьями и помощниками были и жители села Станислав Белозерского района, где у нас была дача, Анатолий и Валентина Скрипниченко, Юрий и Людмила Понамаренко. Весной и летом, в дачный сезон, эти люди бескорыстно помогали нам обрезать сад и виноградник, опрыскивать деревья и кустарники, выполнять ремонтные работы. Мы и сейчас, находясь вдали друг от друга, созваниваемся, переписываемся и, конечно, готовы и рады будем встретиться в будущем.
             Искренней дружбой, готовностью всегда прийти на помощь, и приходившими неоднократно, были и остаются Анатолий и Инна Скрипник. Анатолий моряк, плавал в морском флоте, хотя закончил рыбную мореходку, а Инна работала у нас в училище в молодости, в те годы, когда сама нуждалась в нашей помощи и поддержке. Мы хорошо знали их детей – Оксану, Катю, Леню – они росли на наших глазах. А Инна с Толей обожали наших сыновей – Олега и Женю.
             Когда я вспоминаю и прокручиваю в памяти ленту своей биографии, мне более всего представляются на виду и во сне все мои друзья и товарищи, без которых жизнь была бы неинтересной и скучной. И я, конечно, привел здесь не всех. Мы дружили почти со всеми сотрудниками моего училища и с доброй половиной Джемминых коллег, от общения с которыми всегда рождались добрые чувства и эмоции, и хорошее настроение. И беды легче преодолевались и помощь, если она была нужна, приходила своевременно.
             Врагов у меня и моей семьи практически не было. А если и были враги и завистники, то мы их мало ощущали, так как будучи сами добрыми и отзывчивыми, всегда получали много добра и порядочности от окружающих.
             Везло нам и с соседями. По первой квартире это были супруги Файнштейны и Лункины, по второй, на Жилмассиве – семьи Варениковых и Корнеевых. Я называю тех, с кем мы больше общались, хотя дружили и со всеми другими жильцами, которым иногда мы помогали и к которым обращались сами.
             Мне кажется, что жизнь всегда будет радостной, содержательной, красивой, в конце концов, если у каждого человека и у каждой семьи будет много надежных друзей и семей, если каждый бескорыстно будет отдавать своим друзьям всю теплоту своих чувств и оказывать необходимую помощь.
             И лучше, когда больше отдаешь, чем получаешь. Это приносит моральное удовлетворение людям, от души приносящих свое расположение и дарующим помощь. Кроме дружбы личной, семейной, меня всегда сопровождала меня всегда сопровождала дружба, взаимопонимание и взаимоуважение со стороны моих выпускников – однокашников, одногруппников и, собственно, воспитанников.
             Это та категория друзей, с которыми хоть и редко, но всегда искренне встречаешься и сверяешь свои деяния с меняющимися взглядами на жизнь в процессе эволюции общества. Мы тоже все менялись. Но мы оставались людьми и были преданы друзьям. Я не могу всех, к сожалению, перечислить. Их сотни и даже больше.
             Но самыми-самыми моими коллегами и друзьями через всю жизнь, пронесшими верность флагу флота и морской дружбе были Сергей Нечитайло, Павел Маркобок, Виктор Мартынов, Борис Зубков, Иван Ларионов, Виктор Настасенко, Александр Григорьев, Владимир Сотников, Владимир Кольчугин, Анатолий Галюк, Иван Кривошея, братья Вербицкие, Игорь Беляев, Анатолий Чернявский, Вячеслав Родин, Гурий Гринько, Владимир Казначеев, Евгений Бальменко.
             Сергей Нечитайло и его лучшие друзья Владимир Кольчугин и Анатолий Галюк, посвятившие свою жизнь судоремонтным предприятиям Одессы, а затем органам госбезопасности страны, были преданными нашему учебному заведению людьми. В меру сил и возможностей помогали училищу решать возникающие проблемы, особенно вопросы визирования курсантов и их направлений на плавпрактику на суда загранплавания.
             Будучи мэром нашего города, заместителем председателя облисполкома и губернатором Херсонщины, Александр Евгеньевич Вербицкий продолжал вникать в дела родного училища и данной ему властью решал сам и заставлял других решать проблемы нашего учебного заведения, в том числе и помощью в укреплении и сохранении исторического здания главного учебного корпуса по проспекту Ушакова, 14.
             Больше того, будучи назначенным Президентом Кучмой А.Д. губернатором области, он на третий день вызвал нас с Ларионовым к себе, как своих учителей, и попросил сформулировать вопросы помощи училищу со стороны областной администрации.
             «Можете включить сюда и личные просьбы», - заявил губернатор. Мы поблагодарили, конечно, своего ученика за приглашение, поздравили его с назначением и пожелали успехов. Что касается личных просьб, то Иван Данилович обратился к нему с просьбой о медицинской помощи его жене через кардиоцентр, что на другой день было и выполнено.
             Я горжусь своими друзьями-выпускниками и моими учениками, достигшими серьезных высот в системе морского флота и в других сферах. Это мои однокашники Фролов Юрий Иванович - профессор одного из Московских ВУЗов; Карпилов Юрий Алексеевич - один из руководителей службы кадров Черноморского пароходства; Балабай Алексей Петрович - руководитель одного из управлений облисполкома. Особенно приятно отметить моих учеников, которых я воспитывал и у которых преподавал.
             Это Зубков Василий Алексеевич – глава Департамента морского и речного транспорта Украины, председатель центрального совета профсоюза морского транспорта Украины; Кобецкой Виктор Федорович – руководитель службы кадров Черноморского пароходства; Зинченко Виктор Иванович – руководитель крупной частной компании морского флота в России; Тимощенков Юрий Иванович – генеральный директор Николаевской импортно-экспортной судоходной компании НИЭСКО, к сожалению умер в пятьдесят лет, не выдержало сердце, выпускник-судомеханик. Его сын Тимощенков Андрей Юрьевич, выпускник-судоводитель, сейчас заменил отца на посту генерального. Брат Юрия Ивановича – Валерий Иванович – заместитель генерального директора НИЭСКО по кадрам.
             Безусловно, мы также контактировали с моими родителями (мама с моей младшей сестрой Галиной, жили у меня после смерти отца), братьями (их было четверо) и сестрами (их было трое), бывали у них в гостях, приезжали и они к нам. А с Владимиром и Галей, живущими в Херсоне, вообще встречались частенько.
             Верными, надежными и преданными друзьями были у нас и члены семьи Харченко – семья сестры Джеммы Олимпиады, ее муж Евгений, сын Владимир и его жены Татьяна и Наталья, и Самойленко, Джемминого брата.
             Хорошие отношения сложились у нас с родителями двух Свет (жен Олега и Жени) супругами Гомельфарб-Моисеенко и Руденко. Рад, что мы с Джеммой не делили родственников на плохих, хороших, нужных и не очень.
             Со всеми поддерживали дружеские, родственные и искренние отношения, не выискивая недостатки и не выпячивая достоинств. Чтобы дети имели свои крепкие здоровые семьи, их родителям нужно самим, прежде всего, быть взаимно доброжелательными, терпимыми, взаимоуважительными. И не надо друг перед другом кичиться и доказывать кто кому больше помог. Такой настрой передается и детям, и внукам, и тогда у наших потомков тоже будут красивые семьи и красивая жизнь, и радостное взаимопонимание.
             Но самым главным нашим с Джеммой достижением были дети – сыновья Олег и Женя. Мы не стремились сделать из них гениев и талантливых людей. Мы хотели, чтобы они были порядочными, добрыми, отзывчивыми людьми, трудягами и домоседами. Чтобы они получили образование, освоили любимые профессии, построили счастливые семьи и воспитали собственных детей. Оба они закончили мореходку, причем Олег два факультета – судоводительский и судомеханический, потом технический университет.
             Причем, закончив университет, он принес диплом, вручил его маме (она очень хотела, чтобы он учился в институте) и сказал: «Диплом тебе по заслугам, а я пошел плавать». Что он и делал первые годы сначала на «Товарище», а потом в Черноморском пароходстве. А Женя закончил судомеханическое отделение (он механик от Бога), но плавать не захотел. Сейчас работает сменным механиком крупного автотранспортного предприятия в Австралии. А я с Олегом живу в Соединенных Штатах Америки и общение мое с друзьями и родственниками – через телефон, письма и интернет. Конечно, я буду наезжать в Херсон и встречусь со всеми друзьями, товарищами, коллегами.
             Немного отвлекусь. Мое поколение было воспитано на двух крайностях. Одна – это враги, страны капиталистической Европы и Соединенные Штаты Америки – центр мирового империализма. Вторая – это друзья – страны восточной Европы, которые тоже переходили из друзей во враги.
             Нас учили видеть в каждом иностранце шпиона, диверсанта, в-общем, врага, желающего разрушить великую социалистическую страну. Мы воспринимали одну догму: все, что у нас – хорошо (даже голод и дефицит), все, что у них – плохо (даже если есть изобилие и забота о народе). Пресса Запада была лживой, а Запад сам только и думал, где и как развязать войну.
             Много сочинялось небылиц. Вплоть до такой, что изобилие на Западе это только для толстосумов, а бедняки голодают, им ничего не достается. И вообще, большинство на Западе мечтает о социализме.
             Примерно с такими мыслями и убеждениями мы жили в советское время. Прозрение пришло с перестройкой и даже раньше, когда мы начали критически оценивать и себя, и зарубеж, побывав с курсантами в странах Европы, Азии, Америки.
             Сейчас я живу в Америке. С удовольствием констатирую свои чувства запоздалого признания в любви к этой великой стране и замечательному народу. Наверное, и здесь есть какие-то недостатки, пресса США об этом тоже пишет. Но эта страна – это другой мир – волшебный, увлекательный, богатый и содержательный, умный и предсказуемый, заботливый и культурный.
             Здесь все есть. И намного больше хорошего, чем плохого. Здесь видно, что Америку строили великие и умные люди с нашим, так и неосуществленным у нас, лозунгом – все для народа, все для его блага.
             Один только пример. Мне, ничего не сделавшему для Америки, а только как приехавшему к сыну старику, после всех медицинских обследований и интервью, дают медицинскую страховку и лечат бесплатно и возят на спецтранспорте на процедуры и приемы к врачам, и звонят, и спрашивают – как я себя чувствую, ничего ли мне не надо и так далее. Да, в моей родной Украине, а в прошлом и в СССР, такое отношение к старикам – мечта, которую не осуществить и за сто лет.
             А демократия, а пресса, а сам уровень, смысл и ощущение жизни? Это ли не награда людям за их труды, это ли не главное, что делает Америка, а должно делать любое государство.
             Да, соглашусь, Америка – это монстр, но монстр сильный, добрый, внимательный и экологически чистый. И теперь я понимаю, почему американцы любят и обожают свой флаг, гимн и Отечество – Соединенные Штаты Америки. И мне остается откровенно признаться в своих прошлых ошибках в части оценки США и честно от своего имени и от всех, кто тоже прозрел, сказать: «Прости, Америка!». Прости за то, что был глуп, за то, что доверял советской пропаганде и не был объективным в оценке мира, стран, событий и людей. Где-то в глубине души, читая о достижениях Америки, о ее многочисленных лауреатах Нобелевской премии, о ее великих людях, можно было бы усомниться в ее официальной оценке коммунистическим режимом.
             Это и произошло, но позже. И, конечно, жаль. Мои дети к этому пришли раньше. Но лучше поздно, чем никогда. Поэтому еще раз: «Прости, Америка!». И это искренне и на веки. Я покорен, поражен, ослеплен величием и духом этой страны, ее народом и демократией.             


<-предыдущая   следующая->


 

Херсонский ТОП   
 

Copyright 2003-2017 Вячеслав Красников

При копировании материалов для WEB-сайтов указание открытой индексируемой ссылки на сайт http://www.morehodka.ru обязательно. При копировании авторских материалов обязательно указание автора.