Выпускники Хесрсонского мореходного училища ММФ и морского колледжа ХГМА
Сегодня:
ГЛАВНАЯ   РЕГИСТРАЦИЯ   ФОТО   КПС    ПОИСК
                 
ГОСТЕВАЯ   ВЫПУСКНИКИ    ВИДЕО    ПРОЗА    ССЫЛКИ
send message

          Поделиться:

 

Топ-100

Главная • Проза • Виктор Гринько - "Легенды нашей мореходки"

Легенды нашей мореходки

C

   

Начало войны застало практикантов судоводительского отделения на плавпрактике. Случилось такое не только с судоводителями, но судьба судоводителей была отличной ввиду того, что все практиканты оказались на летний период на штатных должностях и списанию с судов не подлежали.
     Уже, когда практически все транспортные суда Черноморского бассейна оказались потопленными, выжившие попали на фронты Великой Отечественной. Осенью 1944 года выписанные из госпиталей возвращались в мореходку для завершения образования с тем, чтобы продолжить свою службу уже на судах торгового флота по ранее однажды выбранной специальности. Это были непросто легендарные выпуски, это был золотой фонд страны, который составил основу кадров командного состава торгового и рыбопромыслового флотов. Легенды о выпускниках пятидесятых в мореходке рассказывали их сокурсники – наши преподаватели вплоть до семидесятых годов. Фамилии героев надеюсь восстановить с помощью Вас, дорогие читатели.
     Надо понимать, что система подготовки морских кадров консервативна по своей сути потому, что в большей части опирается на опыт предыдущих поколений, чем на усиленно внедряемые современные технологии, поэтом и проблемы морских учебных заведений корнями своими произрастают из общих проблем страны. Для советских морских учебных заведений общей проблемой были иностранный язык, проживание в казармах, безобразное питание и нищенское денежное содержание, как курсантов, так и преподавателей. Конечно же, трезво оценивая сегодняшнюю ситуацию, понимаешь ,что нынешняя демократия в своих заботах о народе и подрастающем поколении едва ли продвинулась вперед от бесконечно критикуемого прошлого, может быть даже совсем и наоборот.
     Но я расскажу несколько историй о родимых пятнах прошлого, которые услышал в годы учебы от ныне здравствующих преподавателей мореходки, от своих сокурсников, а также от своих сотоварищей по экипажам судов советского торгового и рыбопромысловых флотов. Ввиду несовершенства человеческой памяти, некоторые обстоятельства я исказил с неизбежностью, за что приношу свои извинения и надеюсь с помощью посетителей сайта эту историческую несправедливость устранить.

АДМИРАЛ ИВАНОВ

      С началом оккупации история окончательно и не прерывалась, хотя действующие лица этих маленьких историй предпочли бы, чтобы все было совсем и наоборот. Но жизнь такова, какова она есть и ничего с ней не поделаешь. Нужно жить.
      Так вот оккупационные власти в Одессе открыли мореходку и при этом курировал ее работу престарелый румынский адмирал с ничем не примечательной румынской фамилией Иванов. Прошу не путать с главным штурманом морской авиации Королевской Румынии Ивановым, а также с командиром экипажа бомбардировочной авиации Ивановым, хотя последние два персоналия могут оказаться одним и тем же лицом, поскольку на командира-бомбера установочные данные получить мне так и не удалось.
      И ни в коем случае прошу не путать с моим другом Ивановым Витькой из Чадыр-Лунги , который закончил судоводительское отделение нашей мореходки в 1969 году. Общее между перечисленными лицами только то, что волей обстоятельств все мы оказались земляками, а также подверженными труднообъяснимой страсти к морю. Так вот этот румын, который адмирал, приехал инспектировать Одесскую мореходку с тем, чтобы впоследствии возобновить работу мореходки в Херсоне и повсеместно в зоне румынской оккупации. У румын в национальном вопросе подход был утилитарный. Потери в живой силе большие, значит с завтрашнего дня вы все, господа, румыны и подлежите мобилизации на транспортные суда Румынии. Кто не исполнит своего долга перед Великой Румынией - саботажник и разбирательства по законам военного времени.
      Нет, адмирал с неприметной фамилией может, и не был носителем столь шовинистических идей, однако последствия его миссионерской деятельности для многих одесситов-мореходчиков оказались катастрофическими. За посещение занятий в мореходке в оккупированной Одессе лишение визы было совсем не самой тяжкой карой. Визы и должности капитана можно было лишиться, даже если ты под оккупацией и не был. Достаточно было совпадения двух невинных обстоятельств, например, заканчивал мореходку в Одессе, а папа твой грек. Тогда все. Вам дорогой товарищ прямая дорога в Мурманск, где острая нехватка судоводителей на траулерах бортового траления. Так было с отцом моего друга и сокурсника. В это можно было бы и не поверить, но когда в восьмидесятых нашего сокурсника по Вышке, ныне здравствующего и действующего капитана дальнего плавания перевели из старпомов во вторые помощники, потому, что мама его родила там, где оказывается патриотами не рождаются, мы были сами ошеломлены. Поступить, таким образом, с замечательным советским парнем, это воистину нужно ненавидеть свою Родину. Фамилий не называю, поскольку герои и фигуранты, как я понимаю, от мест не отошли и продолжают защищать интересы страны на новых позициях - демократических. И так, приехал в Одессу из Констанцы румынский адмирал Иванов. Адмиралу в Одессе понравилось, мореходка тоже. Однако адмирал понравился не очень. Поди, понравься одесситам этим. Кто и когда им нравился. Котовский им не нравился, Сталин не нравился, Жуков и тот … Вообщем, кто-то из впоследствии репрессированных, вроде как подложил адмиралу в портфель кошачьего помету. А адмирал был аллергик. Привезли деда в гостиницу. Деду не по себе. Простыл дед, проветривая номер, схлопотал вроде как насморк или что серьезнее, по некоторым источникам гонорею, на том инспекция морских учебных заведений на оккупированных территориях и закончилась. Так, что херсонцы в рубашке родились. Историю эту я слышал от капитана дальнего плавания Владимира Николаевича Раховецкого в бытность его капитаном пассажирского теплохода «Осетия». Товарищ капитан помните безбашенного электрика, который в 1970 году в шторм чуть не сорвался с мачты, привет Вам. Так вот Владимир Николаевич после войны ходил на транспортах в Румынию, когда еще с судов не были сняты палубные орудия. И говорил Владимир Николаевич, если бы Иванов этот опоганил нашу мореходку, наши парни не сочли бы за святотатство вытащить его из могилы, и выписать адмиралу паспорт на румынскую фамилию, несмотря на его славянские происхождение и внешность.

ПЕРЕСДАЧА АНГЛИЙСКОГО

      Выпускники 68-70х охотно подтвердят историю про выпускника, который из английского языка знал едва ли не единственное выражение – «Хенде хох». Было это где- то после Фултонской речи Уинстона Черчилля, но несмотря ни на что душегубы язык учить все равно требовали, при чем так, как будто им за это деньги платили. Вообщем, плохи дела у парня. А в мореходке и при нас еще существовал однажды кем-то заведенный порядок отчисления по неуспеваемости. Если стоял вопрос об отчислении, неудачливому соискателю диплома достаточно было заявить начальнику специальности о несогласии с выставляемой оценкой, как по представлению спеца собиралась аттестационная комиссия в составе преподавателей цикла (кафедры) и начальника специальности. Описываемый случай не был исключением. В кабинете начальника специальности собрались преподаватели английского языка во главе с начальником цикла (кафедры), обсудили методику проверки знаний ну и вызвали на аутодафе несчастного. Поговорили с человеком о жизни, о войне, а потом предложили перевести текст из журнала. Предлагают журнал. Несчастный берет и переводит. С запинками, но ведь журнал же, понимать надо. Кто не читал журналов на иностранных языках, тому объяснять нет смысла. Это почти также сложно, как и перевести текст. Забрали у претендента журнал ну и отпустили бедолагу, сказали, что судьба его будет решена после обсуждения. Вердикт был - в училище оставить за сообразительность. Когда парень успокоился, ему рекомендовали больше уделять внимание языку, а заодно и сказали, что переводил он с французского. Бедолага сразу не понял в чем дело, а когда ему разьяснили, что журнал был на французском языке, так чуть умом не тронулся. Впоследствии, говорят, исправился и стал учиться, как следует. Эту историю лучше знает Леонид Иванович Токарев - наш преподаватель по судовой электроавтоматике и электрическим приводам.

ЗАЧЕМ КУРСАНТУ ГОЛОВА

      Зачем курсанту голова? Наверно, все знают, что после войны экипаж мореходки располагался неподалеку от второго учебного корпуса на проспекте Ушакова по другую сторону улицы. Отопление было в экипаже печное. Так коронное развлечение курсантов в день стипендии было биться об заклад, кто головой выбьет из печной кладки кирпич. За чекушку. Эту историю нам рассказывал осенью 70-го преподаватель экономики морского флота. Замечательный мужик, напомните фамилию и имя отчество. Светлой памяти, замечательный мужик. Как помнится, был замполитом училища. Таких бы замполитов каждому.

ПРОТЕЗ

      А вот история, начало которой я читал в периодике, еще когда флот был в почете, и с которой хотел начать свой рассказ, да не сложилось. Конец этой истории Вам продолжит любой, кто учился в пятидесятые - семидесятые. Когда началась война, ребята находились на плавпрактике, так был среди них практикант о котором и пойдет речь дальше. И случилось так, что парень за неделю сменил три парохода. Про последнее судно утверждать не буду, но первых два потопила вражеская авиация. Короче, к концу первой недели войны получил парень ранение, в результате которого лишился ноги. До этого места я уже после мореходки прочитал в каком-то литературном альманахе. А вот, что рассказывали наши выпускники.
      Учился в мореходке парень на протезе. Один протез непреодолимым препятствием для обучения в мореходке не считался. Похоже, парень был тот самый, про которого я читал в журнале. Очень хотелось бы, чтобы тот самый. Потому, что наши парни из стали. Ремонтную практику в те времена проходили на судоремонтном заводе в Одессе. От общежития до СРЗ пешком не добраться, а в трамвай на остановках просто не попасть. Затопчут. Наши послевоенные практиканты выходили на рельсы, как белорусские партизаны, между трамвайными остановками, где фронтовик садился на асфальт, а на рельс ложил протезированную ногу. Трамвайщицы хохму эту знали и под обещание подбирать курсантов междуу остановками просили больше так не делать

      По мнению значительной части представителей человеческого сообщества, история каждый раз с них только и начинается. Потому мы и напоминаем сами себе Ивана Непомнящего. Ивана родства не помнящего. И это все еще и ничего, потому, что встречаются промеж людей и персоны, которые предпочли бы, не только чтобы история начиналась персонально с них, но чтобы ими история и заканчивалась. Это круче, даже, чем «после нас хоть потоп». Потому, наверное, так трудно восстанавливается история мореходки. В наше время, если что и было известно о мореходке, так это, безусловно, подвиг прославившего училище вице-адмирала Щедрина. Истории далее, просто не существовало, между тем, как геройских выпускников, снискавших славу, было не мало, в том числе и среди офицеров ВМФ. Выходила на сайт девчонка, интересовавшаяся дореволюционной историей училища. Никто из посетителей сайта ничего внятного ответить не смог. И кажется мне, что в музее училища об этом тоже не много материалов.
      Между тем как устное народное творчество на этот счет много богаче. Трудно предположить, что имевшая хождение в середине прошлого столетия метафора в отношении особо отличившегося курсанта – «козомет», бытует и в наши дни. Между тем, метафора эта имеет самое непосредственное отношение к истории училища, при том, что к 1834 году она уже была с «бородой». А все потому, что и мореходка была основана не на пустом месте. И было это во времена, когда соискателей на звание морских волков с такими звучными фамилиями как Папандопуло, Христопуло и Папазогло, а также лиц «подлого» происхождения с более благозвучными фамилиями, наряду с лицами благородного происхождения направляли в Черноморское кадетское морское училище, которое и было основано в Херсонском адмиралтействе (судоверфи), где зачисляли их штурманскими учениками. Потомки благородных семейств зачислялись кадетами и выпускались гардемаринами. Для штурманских учеников была уготована более скромная роль штурманских унтер-офицеров. Именно с этим и связана бытовавшая крылатая фраза о недопущении во время баталии на палубу штурманов, дабы видом своим…. Оно и понятно, унтер-офицерское звание и вещевое довольствие явно недотягивало до уровня отпрысков благородных семейств. Такова же была судьба и артиллеристов. Правда жизнь и баталии, со временем, уравнивала шансы. Одним из штурманских учеников был адмирал Макаров, выпускавшийся уже из Николаева, куда и было переведено кадетское морское училище. А на месте означенного училища, надо полагать на той же учебной базе, и была основана наша мореходка.И выпускала мореходка специалистов со статусом соответствовавшим штурманских учеников Черноморского кадетского морского училища.
      Что касается метафоры «козометы», то об этом позже, но если кратко, так это пиндосы (фамилии смотри выше), подбили местных хлопцев, надеть на козу тельняшку и пустить по Днепру на плоту. Если посмотрите архивы, сравните списки учеников и списки выпускников, то нетрудно будет установить, кто поплатился за традицию.

ПОСВЯЩЕНИЕ КАПИТАНУ 3 РАНГА А.Л. ГРИБКОВУ

- Когда обзаведетесь собственными гемором, радикюлем, простатитом и вдруг поймете, что душевного покоя так и не обрели, для вас, наконец-то, тоже станет очевидным безрассудность поступления в училище, окончание которого уже даже не за углом, а в конце текущего квартала…………………………………….. -
В строю заметное оживление, с нами так еще не разговаривали. Нам все больше про безумство храбрых, и прочее, а тут прямо тапочки комнатные какие-то. К чему бы это?
Командир, между тем продолжает. Это его прощальная речь с ротой. Командир в отставку, а мы на выпуск. Свобода!!!
- И тогда многим из вас покажется, что совсем не так были неправы капитан 3-го ранга Матвиенко, а также другие официальные лица, которые совсем не возражали бы, если бы вы покинули стены училища без диплома и академического знака об его окончании. А все дело лишь в том, что финиш этот всего лишь промежуточный и настоящий марафон только начинается. А последний рубеж привидится вам очень явственно своевременно или даже может быть и преждевременно в компании с вышеперечисленными страстями.
В строю заметное оживление.
- Вы не знаете, что такое геморрой? Спросите Афонькина, в прошлом месяце зуб лечил. И теперь, каждый раз, когда будут болеть зубы, знайте, что геморрой, это когда болят все тридцать два зуба сразу, и при этом в еще более неподходящем месте. А простатит, это когда очень хочется, а не журчит. Грозный признак приближающейся старческой немощи. А эта гостья приходит, уже, когда не получается не только журчать, а кое-что еще, о чем вы, товарищи курсанты, пока и не догадываетесь. Но об этом вам расскажут в другой раз и не я. Потому, что в этом вопросе я пока тоже не силен.
Не вы первые, кто погулял славно, за что и расплата. Только помните, не быстротечность жизни губит нас - кавалергарда век недолог, убивают нас бесплодные поиски безвозвратно утраченного и призрачного счастья. А счастье это всего лишь душевное равновесие и душевный покой. И не пытайтесь изобрести другую формулу. Не путайте качество жизни с уровнем благосостояния. А посему, забудьте вы все свои обиды и недооцененные заслуги и избегайте душевного смятения. Потому что все это только в воображении. В истинном свете все предстанет много позже. И тогда предстанет вам как наяву, кто истинный друг и какова цена дружбе. И может случиться не будет милее сердцу, чем ротный старшина и начальник строевого отдела. Так устроена жизнь, на разных ее отрезках, она оценивается переменным масштабом. Что кажется очевидным сейчас, лет через сорок может оказаться и не совсем таким очевидным. 
      И прислушивайтесь к гласу рассудка. Слышите, что говорит курсант Гомон? Следуйте его совету и чаще обращайтесь к врачам. Берегите здоровье. Орденов, наград и славы всем хватит, чего не скажешь про здоровье.
Будьте умерены и аккуратны ……

      Вот те на, не командир, а прямо Молчалин из «Горе от ума», знаем слыхали!!! Ксения Арсентьевна рассказывала. Тоже мне мудрость. Это не про нас!
Но командир продолжает,

- В состоянии алкогольного безумия свои произведения создавал, кажется, только Эдгар По. Но, это Талант, и с большой буквы. В строю таких не замечалось. Или я просмотрел кого? Признавайтесь! Но помните, Эдгар По в пьяном виде мочился под себя и умер в сорок, сказав на прощание последний раз - «NEVERМORE» Разумеете? Это про вас тоже.
      Что ваши обиды. Придет время и окажется, что все, кто когда-то беспричинно причинил вам боль, уже давно дожидаются вас в деревянных бушлатах, чтобы извиниться. А если ваши мнимые обидчики все еще промеж живых, видать не такими они были и злодеями. Просто вы опять ошиблись. При этом помните, господь прибирает сначала тех, кто ближе к небесам, а человек грешен. Не держите зла, не помните обид и также легко прощены и будете.
      Не ломитесь в запертую дверь и не поддавайтесь искушению попасть в вожделенный рай через окно если дверь для вас закрыта. Помните, когда закрывается одна дверь, открываются две другие. Важно отчетливо понимать в ту ли дверь стучитесь. Про "Черного курсанта" легенду слышали?
      Помните, сегодняшние неудачи потом могут преследовать вас всю оставшуюся жизнь, бояться жизни нет смысла, но понапрасну отягчать ее непродуманными осложнениями безрассудно. Жизнь это неповторяемый экспромт, но несмотря на то, что это экспромт лучше, если она все-таки хорошо продумана. Знания это очень хорошо, но часто интуиция значит больше конкретных знаний, из которых она должна бы произрастать.

      В те далекие времена, когда вино, для того чтобы было хорошим, его должно было быть много, командира мы понимали плохо. Со временем вино постепенно будет вытеснено другими напитками. Что делать, места в «тревожном» чемоданчике было немного. И командира станем понимать мы лучше.

ЧЁРНЫЙ КУРСАНТ

(история, рассказанная капитаном 3-го ранга Грибковым)

      Истории этой лет сто, а может и более. Дело было, когда в хождении были кожаные рубли и деревянные полтинники. Расспросите нашего старшину взводного и ротного барда по совместительству Ваську Золкина. 
      Так вот, рассказываю, противу воли родителей поступил в мореходку как-то отпрыск Полтавских дворян. Какая в принципе разница, рассудил парень. Бурса она бурса и есть, а здесь вдали от родительского присмотра и девчонку приглядеть можно и мир увидать. А после семинарии приход да попадья FOREVER. Нормальный парень, как и прочие обитатели казармы. Пришло времени, и девчонкой как все обзавелся. Вот только прознал про то родитель, и стало родителю от вольностей таких муторно на душе. И тятька, хоть и полтавский, но таки дворянин, устроил все таким образом, что к выпуску не допускают парня к квалификационным экзаменам и направляют добирать ценз без диплома. Обычная история и неоднократно описана современником злосчастного героя легенды Дмитрием Афанасьевичем Лухмановым, командовавшим барком «Товарищ» и Ленинградской мореходкой попеременно. Мир не без добрых людей, помогли, и попал парень на суда «Доброфлота» ходившие на линии Одесса - Владивосток. Это где довелось, когда-то командовать, тому самому лейтенанту, в честь которого спустя годы назовут нашу мореходку. Проходит год пора бы ослушнику возвращаться экзамены досдавать. Только нет его и нет. А было это тогда, когда Шмидт и потопил свой океанский рысак. Нет парня и нет. Сгинул, или еще, что не так. Но стали в Херсоне поговаривать, что дела у парня личные расстроились полностью и Татьяну его обихаживает более удачливый соперник с менее принципиальными родаками. Ну да, что тут неординарного. Обычная что называется, банальная история. Если не каждый день, то на каждом шагу. Истина простая - люби того, кто рядом…. И к бабке не ходи, всякий знает. И забылось бы вся эта история, но стала дежурная смена замечать, что ходит кто-то по ночам по учебному корпусу и все пропадает у кабинетов технической механики и, вроде, мореходной астрономии, где преподавателями были выходцы из Полтавы. Преподаватели перепугались не на шутку. Вот с тех времен и появилась легенда о «черном» курсанте. Некоторые очевидцы, вообще утверждают, что голубоглазый блондин он. Вот только такой мрачный и угрюмый, что при встрече с ним в глазах темнеет у всякого. 

Виктор Гринько, выпускник ХМУ ММФ ЭМС 1970

 

  

A B

 

Херсонский ТОП   
 

Copyright 2003-2017 Вячеслав Красников

При копировании материалов для WEB-сайтов указание открытой индексируемой ссылки на сайт http://www.morehodka.ru обязательно. При копировании авторских материалов обязательно указание автора.